Нора адам гуру секса упражнения для мышц влагалища


Таню стали уговаривать, не делать этого, но было поздно. Рома вернулся домой и тихо нырнул под кровать. Как-то, идя в Москве по Тверской, Рома остановился у огромной витрины одного из бутиков, и долго, словно завороженный,смотрел на целую коллекцию этих туфель, выставленных на обозрение.

Нора адам гуру секса упражнения для мышц влагалища

Теперь бутылки, окурки и прочая дрянь — исчезли. Крыса убегает вниз… Остановив первую же маршрутку, идущую в Ялту, Рома достал наугад купюру и протянул шофёру. Почему я как мальчик уже полчаса бегаю по театру?

Нора адам гуру секса упражнения для мышц влагалища

Например, этот: Рому так и потянуло к бесстыже выдающемуся бюсту, к сладкому аромату духов, к влажным губам. Через полчаса, садясь в полупустой автобус, он заметил, как за ним входит тот самый парень, сидевший в ЛИТО в камуфлированной куртке.

Рома смотрел на извивающуюся человеческую массу в облаке сигаретного дыма, ещё несколько часов назад кипевшую совсем другими, высокими страстями, и ему стало немного не по себе. Теперь же от сказки не осталось и следа. Всё это он боялся оставлять в холодильнике, - мамбы могли сожрать якобы по ошибке.

Парень сел. И там дерутся за кусочки еды. Рома уткнулся в ящик телевизора. Тебя заведомо оградили от него и от разочарований, которые он несёт. Когда ноги уставали, он шёл на свою любимую буну, хорошо защищённую от ветра, и мог неподвижно сидеть на ней часами, закрыв глаза. Теперь, далеко за полночь, её фосфоресцирующее сияние достигло наивысшего предела.

Почему-то голодал именно он, а не алкоголики, скрежетавшие по сковородке ложками за стеной. Человек на них смотрел, смотрел, смотрел… Потом выздоравливал.

Рома сжал кулаки, рефлекторно стиснул зубы, и тугие желваки забродили по его скулам. Муж и жена. Продекламировала после долгих уговоров Таня Кашкина, затем, оборвав свой опус, опять убежала. Получив деньги за предоставленное жильё, мамбы просто распустились.

Наконец, убедившись, что на него никто не смотрит, Рома медленно вытащил деньги, и словно подчёркивая торжественность момента, молодой татарин в засаленном халате аккуратно поставил перед ним поднос с целой горой еды.

И он поплёлся за ней безвольной овцой в надежде, что Новый год наконец-таки приготовил ему настоящий подарок. Сейчас море перекатывается узелками пены и выстреливает косыми бурунами в редких чаек, добывающих себе пропитание. Сейчас он с ней рассчитается за всё.

Часы наверняка пробили то, что им было положено, но эта музыка не достигла Роминого слуха. Рома подумал, что будь у него ружьё, он бы с огромным удовольствием принялся за отстрел этих противных пернатых. Так ведь любил, всё гулял с ним, смеялся, — охала другая.

А там море подхватит ещё живое тело с переломанными костями, утянет чёрными злобными лапами в пучину и задушит, пожрёт. Ухо ловит новые слова:

Этот запах не давал уснуть. По всему выходило, что тот его просто-напросто кинул, интуиция же подсказывала — он должен вернуться, не могло всё кончиться вот так вот запросто. Гам, радостные крики, переливы огней — всё говорило о том, что Новый год не за горами, и не просто Новый год, а смена тысячелетий.

Он погладил ладонью теплую, в кристалликах соли бетонную поверхность. Ждут уже пять дней. Он мысленно переваливается через прилавок, но понимает, что не успеет.

Этот урод был младше и ниже Ромы, но в руке он держал резиновый шланг, со свистом рассекающий воздух. Назавтра буна опустела — щедро покрыв холёные тела загаром, богатые твари отбыли в неизвестном направлении. Делать было нечего, и Рома стал ждать. Тебе не запрещают, а только спрашивают:

Только зазевайся — хорошо, если кусок меха отгрызут, а не что поважнее. Выскочивший из машины милиционер ошарашено вертит глазами и кричит на отца: Все торопились в свои многоэтажные скворечники, всем хотелось за празднично накрытым столом, в компании родных и близких, посмотреть по телевизору президента и, прослушав его поздравительную речь, осушить под бой курантов традиционный бокал шампанского с пеплом пожеланий… — Простите, я на одну секундочку, — обратился Рома к вахтёру, — только пальто отдам.

Продавщица сомнамбулически направляется к отделу с алкоголем. Где-то на улице лопались хлопушки и раздавались оголтелые крики. Каждый говорил, что сейчас у него нет, но обязательно будет в следующий раз, а показывать разрозненные листочки как-то неудобно, да и почерк неразборчивый… На этом и заканчивали, переходя к следующему.

У нас там своя литературная страничка.

Мать суетится возле него в подобные минуты, а Рома лежит. Мрак комнаты осветляла белоснежная скатерть с расставленными пиалами для салата, а чуть поодаль, в углу, мерцали гирлянды, оплетающие пахучие лапы ёлки.

Леон, отправивший Рому в этот магазин, сам остался неподалёку на книжном развале. До отъезда в Москву оставалось три дня. Такое хлёсткое, вкусное слово. Но ненадолго. Сразу за парком — море.



Кино про лесбиянок художественное
Sape сайт попал в сомнеительную базу
В публичном месте сосет
Сиси кейч дата рождения
Жесткий трах пальцами видео
Читать далее...